Зачем советское правительство печатало царские деньги

«Как я сидел при нэпе! Это были лучшие дни моей жизни!.. Я выдал замуж внучку и дал за ней концертное фортепьяно, серебряную птичку и восемьдесят рублей золотыми десятками…» – наверняка многие узнали монолог зицпредседателя Фунта из «Золотого теленка». Увлеченные нумизматикой узнают и «золотые десятки» – хотя действие знаменитого романа происходит уже в СССР, но речь идет именно о царских золотых монетах.

Эти «золотые десятки» вообще нередки в произведениях Ильфа и Петрова, ярко отражавших действительность эпохи новой экономической политики. «Зажмурившись от запаха нафталина, www.sostav.ru который внезапно ударил из сундучка, вынул тяжелую полотняную колбаску. Колбаска содержала в себе двадцать золотых десяток, всё, что осталось от коммерческих авантюр отца Федора…» – цитата уже из «Двенадцати стульев».

Дело в том, что 10 рублей золотом были самой тиражной и распространенной среди всех монет царской России, отчеканенных из желтого драгметалла. Царская империя канула в Лету, безвозвратно рухнула монархия, ушли все ее атрибуты и пережитки. Все, кроме золотого рубля. Любые купюры с двуглавыми орлами стали пустыми бумажками, а все регалии и титулы царской эпохи приобрели в СССР отрицательное значение. И лишь «империалы» с «полуимпериалами», золотые рубли исчезнувшей Российской империи, вопреки всем революциям и войнам, вопреки социально-экономическим потрясениям сохраняли свой авторитет. Золотая царская монета с портретом отрекшегося и расстрелянного монарха сохраняла безусловный престиж даже среди высших правителей новой страны.

«Сумму расходов, подлежащую немедленной выплате из государственной казны для повышения обороноспособности Красной армии, установить в 15 млн руб. золотом», – читаем в протоколе Политбюро правящей компартии за декабрь 1921 года. И речь идет именно о царских золотых деньгах – других тогда в стране просто не было. Как всем понятная счетная единица эти монархические «рубли золотом» будут еще долго использоваться в финансовой документации высшего руководства СССР.

Такой советский пиетет к царскому наследию вполне обоснован – в отличие от любых бумажных денег давно привычная и широко распространенная (не только в России, но и по миру) золотая монета была почти нечувствительна к инфляции и колебаниям валютных курсов. Так что золотая царская десятка в первое десятилетие существования СССР оставалась удобной счетной единицей для социалистической власти и самым надежным средством сбережения для частных лиц. Украшенную портретом Николая II золотую десятку – 7,7423 г чистого золота! – можно было на годы спрятать в сундуке и быть уверенным, что она не потеряет ни грамма ценности от каких-либо денежных реформ, политических пертурбаций и гиперинфляций.

Привычная золотая монета была удобна и для международных расчетов, ведь советскую валюту, даже обеспеченные драгметаллом червонцы, далеко не сразу признали за рубежом. Поэтому в Советской России, выпустив небольшое количество золотой наличности с серпом и молотом, задумались над продолжением чеканки царских «империалов».

Подготовительные работы провели в 1922 году, благо монетный двор в городе на Неве сохранил как прежнее оборудование, так и часть специалистов. Одним из инициаторов и исполнителей этой тайной операции стал начальник валютного управления Наркомата финансов Леонид Юровский – до революции доктор экономических наук и некогда крупный чин во Временном правительстве.

«Монета специального заказа», как в секретных документах именовали выпущенные в СССР рубли с двуглавым орлом, особенно активно чеканилась в 1925–1926 годах. Тогда Ленинградский монетный двор, работая круглосуточно в три смены, всего за четыре месяца изготовил около миллиона золотых царских монет номиналом 5 руб. и два с небольшим миллиона золотых десяток. Портрет Николая II советского чекана по качеству почти не уступал царскому, и сегодня отличить его от дореволюционного оригинала под силу лишь специалистам.